Что такое сознание. Часть 3. Память

В своих предыдущих статьях о сознании (часть 1 и часть 2), я рассказал о том, что наше сознание — это эволюционное порождение деятельности мозга для решения задач планирования, мышления и творчества, что понятие внутреннего «я» — это неизбежный побочный эффект от присутствия сознания, и что при при всей своей реальности, понятие личности или собственной идентичности абсолютно иллюзорно, сконструировано исключительно социумом и не имеет никаких объективных носителей для реального существования.

Я также упомянул, что наша личность, наше «я» не имеет практически никакой свободы воли. И об этом я хочу поговорить подробнее в следующей статье. Но перед этим я хочу рассказать еще об одном важном атрибуте сознания — памяти о себе и о пережитом опыте.

3. Память о пережитом опыте

Все, с чем мы когда-нибудь сталкивались, все, что мы переживали внутренне, включая инсайты, плоды осмыслений и представлений, откладывается в сером веществе головного мозга в виде нейронных соединений, которые мы называем памятью. Вернее сказать память — это своеобразное переживание прошлого, которое наш мозг извлекает из нейронных цепей и предоставляет нашему внутреннему «я» как мысленное опосредованное переживание.

То есть мозг собирает картинки и чувственное переживание прошлого с использованием тех же механизмов работы с опосредованными интеллектуальными конструкциями, что и при воображении — мы сталкиваемся не с реальными, а со спроецированным мозгом объектами.

И это понятно — если память существует для извлечения опыта и применения его в процессе планирования и принятия решений, то опыт должен быть представлен перед мыслителем на том же уровне абстракций, что и сами объекты планирования.

В состоянии бодрствования нам доступны не все воспоминания, а лишь некая их часть. Полагаю это нужно для того, чтобы мы извлекали сравнительно недавний, накопленный и обогащенный опыт для планирования ближайшего будущего. К примеру для биржевого брокера, картины давнего детства вряд ли будут полезны для планирование стратегии покупок новых акций. А вот воспоминания прошлых ошибок на бирже, даже если они годовалой давности, будут очень даже востребованы.

Поэтому часть воспоминаний, которыми мы не пользуемся, как бы стираются — нейронные связи, которые держали в себе картины давнего прошлого просто распадаются и начинают использоваться для формирования более свежих и более востребованных воспоминаний.

Поэтому в разные годы жизни мы помним разные вещи. Когда нам 12 лет мы помним себя и события вокруг одним образом. Когда нам 60 — мы помним нашу жизнь совсем иначе.

А теперь внимание. Наши воспоминания и формируют наше восприятие себя как личности в данный момент времени. Также они формируют стратегию поведения в данный период жизни.

И поскольку все это меняется из года в год, у нашей личности нет постоянной основы. Фактически наше представления о нас самих находится в постоянном движении.

Еще какое-то время назад я был членом масонской ложи. Я ассоциировал себя с тайными знаниями и с принадлежностью к особому классу людей. Но сейчас я об этом даже не вспомнил бы, если бы искал подходящего примера для статьи. В моем нынешнем состоянии я не являюсь членом никакого особого общества и представляю себя совсем иначе. Можно смело сказать, что моя старая грань личности «я масон» давно канула в лету, на ее место пришла совсем другая.

Ну а если говорить прямо, то личность как некий набор абстрактных ярлыков относительно собственного «я» — не просто иллюзорная величина, так она еще и неустойчивая, то есть находится в постоянном движении.

Поэтому вот вам еще одно открытия — ваша личность не только не существует объективно, не имея никакого физического носителя, так она даже не имеет постоянной смысловой конструкции и находится в постоянном изменении.

Но при всей своей кажущейся иллюзорности личность играет свою важную роль в социальных динамиках, когда масштабная, как мы говорим, то есть имеющая большую степень влияния личность устанавливает власть в коллективе и проецирует свои (читай социальные впитанные) черты на большую группу людей. В этом смысле личность отдельного человека можно рассматривать преимущественно как усилитель коллективного поля и социальных динамик.

Итак, давайте подытожим то, что мы узнали:

  1. В ходе эволюции мозг создает новые механизмы планирования действий и предсказания возможного результата — опосредованную работу с образами внешних объектов. Для этого появляются обозначения для внешних объектов (интеллектуальные конструкции или образы), и возможность работать с этими конструкциями даже в условиях отсутствия контакта с самими внешними объектами
  2. Опосредованная оперирование с интеллектуальными образами, то есть, фактически, мышление порождает и самого оператора — высокоорганизованный центр восприятия образов внешних вещей и организации их взаимодействия (планирование и выстраивание взаимосвязей). То есть появляется мыслитель.
  3. Появление мыслителя и мышления непосредственно связано с зарождением речи и письменности. Опыт поколений начинает передаваться не только через ДНК, но и через накопленные сказания, а затем уже и через написанные книги. Это дало невероятный скачок в эволюции.
  4. Чем более сложным становился речевой и понятийный аппарат человека, тем больше сложным становилась организация общества и тем более сложным стало представление мыслителя о самом себе — у человека стало появляться ощущение собственного тела, собственных ощущений и эмоций, стало возникать более сложное понятия собственной личности, с ее индивидуальными особенностями.
  5. Мозг обладает удивительной способностью воссоздавать из разных внешних сигналов очень целостную картину, кажущуюся очень реальной. Поэтому с годами ощущение собственного «я» становилось у людей очень реальным и остро ощутимым, а проблема поиска «своего» места в социуме — все более острой. И не смотря на то. что никто не сможет ответить на вопрос о том, что же такое это «я» почти каждый из людей убежден в том, что это «я» реально существует, и даже в современном мире используются такие абстрактные и лишенные конкретики выражения как «выразить себя», «найти себя», «самореализоваться» и так далее.
  6. Наша идентичность полностью соткана из опыта того культурного пласта, в котором мы родились. Наши рамки поведения, восприятия мира, представления о себе, понятия морали, того, что хорошо и плохо — все это является производной языка, культуры и социальных установок. Высшая психическая деятельность мозга плотно связана с культурой и социумом. Если современного человека вырастить в лесу, то уже к свои 12 годам он будет не способен к обучению человеческой речи и любым иным формам социальной коммуникации. Такой человек вообще не будет иметь сознания или признаков человечности, представляя собой так называемого мауглеоида.
  7. И наконец, форма нашей идентичности меняется с годами, она никогда не стоит на месте. Наша идентичность — величина крайне абстрактная, не имеющая реального носителя, однако силу и особенность личности можно «измерить» по степени ее влияния на социальную динамику. И в этом смысле личность представляется как единичный усилитесь коллективного бессознательного — она впитывает культурные объекты в себя, обогащает их собственным опытом и передает обогащенный опыт другим личностям (через общение, донесение своего мнения, написание статей, постов, выступлений, тренингов, книг, воспитания потомства и т.д.).

Как видите, то, что мы называем личностью, порождено не нами, и нам, с позволения выразится, не принадлежит. Личность — это своеобразное достояние культуры, в которой нам случилось родиться, это носитель идей данной страны, данного социума, данной речи и понятий, это своеобразный усилитель группового поля.

Возникает естественный вопрос. А кто управляет личностью. Есть ли некое «я», которое обладает свободной волей или вообще хоть какой-то волей?

Насколько мы в состоянии «изменить себя», «взять и сделать», «добриться поставленной цели»?

О вопросе свободы воли применительно к состоянию сознания я расскажу в следующей статье.

Психолог, маркетолог, предприниматель

Оставить комментарий

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.